Обращение взыскания на долю в наследстве

Обращение взыскания на долю в наследстве Бонни 11 Фев 2005

клиент дал в долг крупную сумму. До истечения договора должник умирает. В наследственную массу включены: квартира и доля в ООО (являющиеся совместно нажитым имуществом).
Наследники - сын (унаследовал квартиру) и жена (унаследовала долю в ООО)

Подан иск об обращении взыскания на наследство. Отзыв жены - все наследство - совместно нажиое имущество, половина моя, при наследовании отказалась в пользу сына.

Таким образом вопросы: можно ли обращать взыскание на совместно нажитое имущество по ст. 45 п.1 и требовать о выделе доли умершего в совместном имуществе, в том числе оформленном на жену, даже если это имущество не было включено в наследственную массу.

Можно ли доказать что все, полученное по обязательствам одним из супругов, было использовано на нужды семьи (есть предположение, что должник тратил на свое лечение).

Обращение взыскания на долю в наследстве Бонни 14 Фев 2005

Подозреваю, что я как-то не так формулирую вопросы. Попробую задать другой:

В том случае, если наследником является жена, а наследуемое имущество - совместно нажитое, то по долгам наследодателя можно взыскать только половину этого имущества - другая половина - доля жены в совместно нажитом и по п. 1 ст. 45 СК

По обязательствам одного из супругов взыскание может быть обращено лишь на имущество этого супруга. При недостаточности этого имущества кредитор вправе требовать выдела доли супруга-должника, которая причиталась бы супругу-должнику при разделе общего имущества супругов, для обращения на нее взыскания.

взыскивать с нее нельзя.
Как вы считаете, должны ли применяться нормы СК о совместно нажитом имуществе (при взыскании долгов наследодателя с наследника) если жена отказалась от наследства в пользу сына?

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 14 июля 2015 г. N 4-КГ15-20 Суд отменил апелляционное определение об отказе в удовлетворении иска об определении долей в наследственном имуществе и обращении взыскания на выделенное имущество, поскольку установлено, что именно на ответчика законом возложена обязанность представить доказательства непринятия наследства, тогда как ею допустимых доказательств непринятия наследства представлено не было, в связи с чем отказ суда в обращении взыскания на долю в совместном имуществе является преждевременным

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 14 июля 2015 г.

N 4-КГ15-20

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кликушина А.А.,

судей Вавилычевой Т.Ю. и Юрьева И.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело

по иску Клейнер М.И.

к Солодовой Е.В. Яблокову В.Д.

об определении долей в наследственном имуществе и обращении взыскания на выделенное имущество должника Солодовой Е.В.,

по кассационной жалобе Клейнер М.И.

на решение Люберецкого городского суда Московской области от 25 июля 2013 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 11 декабря 2013 г.,

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Кликушина А.А. выслушав объяснения Клейнер М.И. поддержавшей доводы кассационной жалобы, объяснения Солодовой Е.В. а также ее и Яблокова В.Д. представителя - Бесединой А.С. возражавших против удовлетворения кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Клейнер М.И. обратилась в суд с иском к Солодовой Е.В. Яблокову В.Д. об определении долей в наследственном имуществе и обращении взыскания на выделенное имущество должника Солодовой Е.В. В обоснование заявленных требований истец указала на то, что решением Люберецкого городского суда Московской области от 13 сентября 2011 г. с Солодовой Е.В. Солодова А.Н. в ее пользу взысканы денежные средства в общей сумме. руб. В отношении Солодовой Е.В. возбуждено исполнительное производство. Однако решение суда так и не было исполнено. Солодова Е.В. является наследницей после смерти матери Яблоковой В.А. умершей 2 июня 2008 г. В состав наследственной массы входит 1/2 доли в праве собственности на кооперативную квартиру в ТСЖ . , находящуюся по адресу. а также 1/2 доли в праве собственности на жилой дом, расположенный по адресу. Данные объекты недвижимости оформлены на имя Яблокова В.Д.

Решением Люберецкого городского суда Московской области от 25 июля 2013 г. в удовлетворении иска отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 11 декабря 2013 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Определением Люберецкого городского суда Московской области от 25 декабря 2014 г. Клейнер М.И. восстановлен срок для подачи кассационной жалобы в Верховный Суд Российской Федерации.

В кассационной жалобе Клейнер М.И. ставит вопрос об отмене состоявшихся судебных постановлений, как незаконных.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Кликушина А.А. от 8 июня 2015 г. кассационная жалоба Клейнер М.И. передана с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, возражения на кассационную жалобу, Судебная коллегия находит, что имеются основания для удовлетворения кассационной жалобы.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения были допущены при рассмотрении данного дела.

Как установлено судами, вступившим в законную силу решением Люберецкого городского суда Московской области от 13 сентября 2011 г. с Солодовой Е.В. Солодова А.Н. солидарно в пользу Клейнер М.И. взысканы денежные средства в общей сумме. руб. (л.д. 8-9).

В соответствии со справкой судебного пристава-исполнителя Люберецкого РО УФССП России по Московской области от 26 марта 2013 г. имущество, на которое может быть обращено взыскание, не установлено, решение суда не исполнено (л.д. 27).

В соответствии с выпиской из ЕГРП от 11 сентября 2012 г. жилой дом, находящийся по адресу. принадлежит Яблокову В.Д. на основании свидетельства о праве собственности от 16 октября 2003 г. (л.д. 23). В соответствии со справкой ЖСК . от 20 июня 1991 г. пай за квартиру, находящуюся по адресу. на момент выдачи справки был выплачен полностью (л.д. 166), а 4 апреля 2012 г. Яблоковым В.Д. на свое имя было получено свидетельство о государственной регистрации права собственности на данную квартиру (л.д. 24).

Кроме того, в соответствии со свидетельством о государственной регистрации права от 30 сентября 1998 г. Яблоков В.Д. является собственником земельного участка площадью. кв.м, расположенным по адресу.

Яблоков В.Д. состоял в зарегистрированном браке с Яблоковой В.А. - матерью Солодовой Е.В.

2 июня 2008 г. Яблокова В.А. умерла (л.д. 69).

Наследниками первой очереди после смерти Яблоковой В.А. в равных долях являлись ее муж - Яблоков В.Д. и дочь - Солодова Е.В. (ответчики по делу), которым в наследственном имуществе по закону принадлежало - Яблокову В.Д. (с учетом супружеской доли) 3/4 доли, а Солодовой Е.В. - 1/4 доли.

Из ответа на судебный запрос нотариуса Люберецкого нотариального округа Московской области П. от 20 мая 2013 г. следует, что наследственное дело к имуществу умершей Яблоковой В.А. не заводилось (л.д. 56).

В силу пункта 1 статьи 1152 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) для приобретения наследства наследник должен его принять. Принятое наследство признается принадлежащим наследнику со дня открытия наследства независимо от времени его фактического принятия ( пункт 4 статьи 1152 ГК РФ).

Статья 1153 ГК РФ определяет способы принятия наследства: путем подачи наследником нотариусу заявления о принятии наследства (о выдаче свидетельства о праве на наследство), либо осуществления наследником действий, свидетельствующих о фактическом принятии наследства.

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении иска, исходил из того, что Солодова Е.В. наследство после смерти своей матери Яблоковой В.А. не принимала, поскольку с заявлением о принятии наследства не обращалась, в связи с чем право собственности на данное имущество у нее не возникло.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции, дополнительно указав на несостоятельность доводов истца о фактическом принятии Солодовой Е.В. наследства в виде спорной квартиры со ссылкой на отсутствие допустимых доказательств в подтверждение этому.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что выводы судов первой и апелляционной инстанций сделаны без учета норм действующего законодательства.

Согласно пункту 2 статьи 1153 ГК РФ признается, пока не доказано иное, что наследник принял наследство, если он совершил действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства, в частности если наследник: вступил во владение или в управление наследственным имуществом принял меры по сохранению наследственного имущества, защите его от посягательств или притязаний третьих лиц произвел за свой счет расходы на содержание наследственного имущества оплатил за свой счет долги наследодателя или получил от третьих лиц причитавшиеся наследодателю денежные средства.

Как разъяснено в пункте 36 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. N 9 О судебной практике по делам о наследовании, под совершением наследником действий, свидетельствующих о фактическом принятии наследства, следует понимать совершение предусмотренных пунктом 2 статьи 1153 ГК РФ действий, а также иных действий по управлению, распоряжению и пользованию наследственным имуществом, поддержанию его в надлежащем состоянии, в которых проявляется отношение наследника к наследству как к собственному имуществу.

В качестве таких действий, в частности, могут выступать: вселение наследника в принадлежавшее наследодателю жилое помещение или проживание в нем на день открытия наследства (в том числе без регистрации наследника по месту жительства или по месту пребывания), обработка наследником земельного участка, подача в суд заявления о защите своих наследственных прав, обращение с требованием о проведении описи имущества наследодателя, осуществление оплаты коммунальных услуг, страховых платежей, возмещение за счет наследственного имущества расходов, предусмотренных статьей 1174 ГК РФ, иные действия по владению, пользованию и распоряжению наследственным имуществом.

Наследник, совершивший действия, которые могут свидетельствовать о принятии наследства (например, проживание совместно с наследодателем, уплата долгов наследодателя), не для приобретения наследства, а в иных целях, вправе доказывать отсутствие у него намерения принять наследство, в том числе и по истечении срока принятия наследства ( статья 1154 ГК РФ), представив нотариусу соответствующие доказательства либо обратившись в суд с заявлением об установлении факта непринятия наследства ( пункт 37 указанного Постановления Пленума).

Таким образом, в силу статьи 1153 ГК РФ, если наследником совершены действия, свидетельствующие о фактическом принятии им наследства, то именно на нем лежит обязанность доказать факт того, что наследство принято не было. В частности к таким допустимым доказательствам могут относиться заявление об отказе от наследства ( статья 1159 ГК РФ), либо решение суда об установлении факта непринятия наследства.

Клейнер М.И. обращаясь в суд с иском, ссылалась на фактическое принятие Солодовой Е.В. наследства после смерти матери, выразившееся в регистрации и вселении в спорную квартиру, а также в проживании в ней.

Возражая против доводов Клейнер М.И. ответчики Солодова Е.В. и Яблоков В.Д. в том числе в суде апелляционной инстанции, ссылались на то, что Солодова Е.В. наследство после смерти матери Яблоковой В.Д. не принимала, в связи с чем отсутствуют правовые основания для обращения взыскания на долю в спорном имуществе, поскольку регистрация ее и несовершеннолетних детей по месту проживания матери носила фиктивный характер без намерения пребывать (проживать) там.

Таким образом, юридически значимым обстоятельством по данному делу являлось установление факта того, принял ли наследник имущество, оставшееся после смерти наследодателя. При этом, обязанность доказать обратное (при наличии сведений о фактическом принятии наследства) возлагается на наследника.

Вместе с тем, судом апелляционной инстанции обстоятельство принятия ответчиком наследства не устанавливалось.

В соответствии со статьей 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных главой 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Как разъяснено в пункте 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 года N 13 О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции, судам необходимо учитывать, что по смыслу статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию в пределах доводов апелляционных жалобы, представления и в рамках тех требований, которые уже были предметом рассмотрения в суде первой инстанции.

Данные разъяснения Пленума судом апелляционной инстанции при принятии решения учтены не были.

Оставляя без изменения решение суда первой инстанции, судебная коллегия Московского областного суда в апелляционном определении сослалась на отсутствие доказательств принятия Солодовой Е.В. наследства.

Между тем судебная коллегия оставила без внимания представленные в материалы гражданского дела справки за подписью начальника пункта 4 Раменского УФМС России по Московской области от 17 октября 2013 г. согласно которым Солодова Е.В. вместе с семьей с 3 июля 2008 г. (через месяц после смерти Яблоковой В.А.) была постоянно зарегистрирована в жилом доме. который входит в состав наследственного имущества после смерти матери, где постоянно и проживала.

Таким образом, при наличии указанных обстоятельств, именно на Солодову Е.В. законом возложена обязанность представить доказательства непринятия наследства, тогда как ею допустимых доказательств непринятия наследства представлено не было, в связи с чем отказ суда в обращении взыскания на долю в совместном имуществе является преждевременным.

С учетом того, что допущенные судом первой инстанции нарушения не были устранены судом апелляционной инстанции, то апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 11 декабря 2013 г. подлежит отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Руководствуясь статьями 387. 388. 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 11 декабря 2013 г. отменить, направить дело на новое апелляционное рассмотрение.

Производство по делу об обращении взыскания на наследственное имущество прекращено, поскольку наследник должника фактически не принял наследство, наследственное дело к имуществу умершего не открывалось, что делает невозможным переход исполнения обязательств перед кредитором в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества.

Апелляционное определение Кемеровского областного суда от 26.06.2012 N 33-6054

Судья: Кострова Т.В.

Докладчик: Сорокин А.В.

Судебная коллегия по гражданским делам Кемеровского областного суда в составе:

председательствующего Сорокина А.В.,

судей Хомутовой И.В. Дударек Н.Г.,

при секретаре Т.,

рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Сорокина А.В. гражданское дело по апелляционной жалобе представителя ООО КБ <. > ФИО8 на решение Центрального районного суда г. Кемерово от 21 ноября 2011 г. по иску ООО Коммерческого Банка <. > к ФИО1 об обращении взыскания на наследственное имущество,

установила:

ООО Коммерческий Банк <. > обратился в суд с иском к ФИО1 об обращении взыскания на наследственное имущество.

Требования мотивирует тем, что ДД.ММ.ГГГГ между ООО КБ <. > и ФИО1 заключен кредитный договор N, по условиям которого банк обязался предоставить заемщику ФИО1 денежные средства в сумме <. > рублей, а заемщик обязался возвратить полученную денежную сумму не позднее ДД.ММ.ГГГГ и уплатить проценты за пользование кредитом, исходя из процентной ставки в размере 23% годовых, а также единовременную комиссию при выдачи кредита 3% от суммы кредита, но не менее <. > рублей, в т.ч. НДС и ежемесячную комиссию за обслуживание и сопровождение кредита в размере 0,6% процента от суммы выданного кредита, без НДС. Кредит предоставлялся на потребительские цели.

Истец утверждает, что свои обязательства исполнил перед заемщиком в полном объеме - предоставил денежные средства в размере <. > рублей.

ДД.ММ.ГГГГ ФИО1 умер, о чем ДД.ММ.ГГГГ составлена запись акта о смерти N в Органе записи актов гражданского состояния (ЗАГС) <. >.

Истец указывает, что в силу положений ст. 1175 ГК РФ наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследодателя солидарно. Каждый из наследников отвечает по долгам наследодателя в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества. Требования кредиторов могут быть предъявлены к исполнителю завещания или к наследственному имуществу.

ДД.ММ.ГГГГ у нотариуса ФИО9 запрошены сведения о наследниках и составе наследственного имущества, перешедшего к наследникам, однако письмом N от ДД.ММ.ГГГГ в предоставлении информации отказано.

Согласно Выписке из единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним от ДД.ММ.ГГГГ N ФИО1 принадлежит на праве общей долевой собственности 1/4 доля в квартире по адресу: <. >, п.

По состоянию на ДД.ММ.ГГГГ включительно, согласно представленному расчету, задолженность заемщика перед банком по кредитному договору N/N от ДД.ММ.ГГГГ составляет <. > рубля, из которых сумма пени по просроченным процентам составляет <. > рублей, сумма пени по просроченному кредиту <. > рубля, сумма комиссии за обслуживание и сопровождение кредита <. > рублей, сумма процентов по договору <. > рублей, сумма основного долга <. > рублей, сумма просроченного кредита <. > рублей.

Истец просит суд обратить взыскание на наследственное имущество, состоящее из 1/4 доли в квартире, общей площадью 32,2 кв. м, находящейся по адресу: <. >, п в пользу ООО КБ <. > в размере задолженности по кредитному договору N от ДД.ММ.ГГГГ - <. > рубля.

Определением суда от ДД.ММ.ГГГГ к участию в деле в качестве третьего лица привлечена ФИО2, являющейся сособственником жилого помещения на долю в котором просит обратить взыскание Банк (л.д. 25).

В ходе рассмотрения дела истец уточнил исковые требования, просил обратить взыскания на 1/2 долю в квартире, находящейся по адресу: <. >, п в пользу ООО КБ <. > в размере задолженности по кредитному договору N от ДД.ММ.ГГГГ - <. > рублей (л.д. 43-44). Свои требования истец мотивировал возможностью предъявления требований к наследственному имуществу в силу ст. 1175 ГК РФ, однако, ответчиком по уточненному заявлению вновь указан умерший ФИО1

В судебном заседании представитель истца ООО КБ <. > ФИО10, действующая на основании доверенности от ДД.ММ.ГГГГ, выданной срок до ДД.ММ.ГГГГ (л.д. 22), на удовлетворении уточненных исковых требований настаивала.

ФИО11, привлеченная к участию в деле в качестве третьего лица, в судебное заседание не явилась, просила рассмотреть дело в ее отсутствие с участием ее представителя ФИО12

Представитель ФИО11 ФИО12, действовавший на основании ордера от ДД.ММ.ГГГГ, заявленные требования не признал, просил в их удовлетворении отказать, поскольку после смерти ФИО1 за оформлением наследственных прав никто не обращался, соответственно у умершего заемщика и являющегося в настоящее время наследодателем - наследники отсутствуют.

Решением Центрального районного суда г. Кемерово от 21 ноября 2011 года постановлено:

В удовлетворении требований ООО Коммерческого Банка <. > к ФИО1 об обращении взыскания на наследственное имущество - отказать.

В апелляционной жалобе представитель ООО Коммерческий Банк <. > ФИО8, действующей на основании доверенности от ДД.ММ.ГГГГ, просит отменить решение суда как незаконное ввиду неправильного применения судом первой инстанции норм материального права, а также судом не были исследованы и оценены надлежащим образом юридически значимые обстоятельства дела.

Так, судом установлено, что наследственное дело к имуществу умершего ДД.ММ.ГГГГ ФИО1 не заводилось, следовательно, его родственники на имущество не претендовали. Таким образом, в силу положений ст. 1151 ГК РФ спорное имущество является выморочным.

Суд первой инстанции обладал достоверными сведениями о наличии наследственного имущества, однако в ходе рассмотрения дела не было установлено, кому на момент рассмотрения настоящего дела, принадлежало имущество, и соответственно к участию в деле не привлечен соответствующий орган исполнительной власти.

Кроме того, судом неверно применена норма п. 1 ст. 418 ГК РФ, так как кредитное обязательство не предполагает обязательного личного участия должника и не имеет неразрывной связи с личностью должника. Обязательство по погашению кредитной задолженности не может быть прекращено в связи со смертью должника.

Изучив материалы гражданского дела, выслушав представителя ФИО11 - ФИО12, действующего на основании ордера от ДД.ММ.ГГГГ, просившего решение суда оставить без изменения, обсудив доводы апелляционной жалобы и представленных возражений, проверив в соответствии с ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ законность и обоснованность решения суда в пределах доводов жалоб, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Материалами дела установлено, что ДД.ММ.ГГГГ между ООО КБ <. > и ФИО1 заключен кредитный договор N 10, по условиям которого банк обязался предоставить заемщику ФИО1 денежные средства в сумме <. > рублей, а заемщик обязался возвратить полученную денежную сумму не позднее ДД.ММ.ГГГГ и уплатить проценты за пользование кредитом, исходя из процентной ставки в размере 23% годовых, а также единовременную комиссию при выдачи кредита 3% от суммы кредита, но не менее <. > рублей, в т.ч. НДС и ежемесячную комиссию за обслуживание и сопровождение кредита в размере 0,6% процента от суммы выданного кредита, без НДС. Кредит предоставлялся на потребительские цели.

Истец свои обязательства исполнил перед заемщиком в полном объеме - предоставил денежные средства в размере <. > рублей.

Ответчик ФИО1 умер ДД.ММ.ГГГГ, что подтверждается Свидетельством о смерти (л.д. 7). Из дела установлено, что ответчик умер, не исполнив перед банком своих обязательств по возврату суммы кредита и уплаты процентов за его пользование.

В силу пункта 1 статьи 418 ГК РФ обязательство прекращается смертью должника, если исполнение не может быть произведено без личного участия должника либо обязательство иным образом неразрывно связано с личностью должника.

Из данной правовой нормы следует, что смерть должника влечет прекращение обязательства, если только обязанность его исполнения не переходит в порядке правопреемства к наследникам должника или иным лицам, указанным в законе.

Статьей 44 Гражданского процессуального кодекса РФ установлено, что в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением суда правоотношении (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случаи перемены лиц в обязательствах) суд допускает замену этой стороны ее правопреемником.

Согласно абзацу 7 статьи 220 ГПК Российской Федерации суд прекращает производство по делу в случае, если после смерти гражданина, являвшегося одной из сторон по делу, спорное правоотношение не допускает правопреемство или ликвидация организации, являвшейся одной из сторон по делу, завершена.

Основой правопреемства является правопреемство, предусмотренное нормами материального права, в частности нормами Гражданского кодекса.

Согласно ст. 112 Гражданского кодекса РФ, в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности.

В соответствии с п. 1 ст. 1152 и п. 1 ст. 1153 Гражданского кодекса РФ, для приобретения наследства наследник должен его принять. Принятие наследства осуществляется подачей по месту открытия наследства нотариусу или уполномоченному в соответствии с законом выдавать свидетельства о праве на наследство должностному лицу заявления наследника о принятии наследства либо заявления наследника о выдаче свидетельства о праве на наследство.

Согласно пункту 1 статьи 1112 ГК РФ в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности.

Пунктом 2 ст. 1153 ГК РФ предусмотрено, что признается, пока не доказано иное, что наследник принял наследство, если он совершил действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства, в частности если наследник:

вступил во владение или в управление наследственным имуществом

принял меры по сохранению наследственного имущества, защите его от посягательств или притязаний третьих лиц

произвел за свой счет расходы на содержание наследственного имущества

оплатил за свой счет долги наследодателя или получил от третьих лиц причитавшиеся наследодателю денежные средства.

В силу статьи 1175 ГК РФ каждый из наследников, принявший наследство, отвечает по долгам наследодателя в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества. Кредиторы наследодателя вправе предъявить свои требования к принявшим наследство наследникам. До принятия наследства требования кредиторов могут быть предъявлены к наследственному имуществу.

Таким образом, наследник должника при условии принятия им наследства становится должником перед кредитором в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества.

По делу установлено, что наследственное дело к имуществу умершего ФИО1 не открывалось, о чем имеется сообщение нотариуса ФИО9

Сведений о фактическом принятии наследства, оставшегося после смерти ФИО1, в материалах дела не имеется.

При указанных обстоятельствах и в силу приведенных выше положений закона обязательства по кредитному договору прекращаются.

Вместе с тем, суд пришел к ошибочному выводу о том, что в удовлетворении исковых требований ООО Коммерческий банк <. > должно быть отказано. В соответствии с абз. 6 ст. 220 ГПК РФ дело подлежало прекращению производством. Поскольку судом неправильно применен закон и вынесено решение об отказе в иске к лицу, правоспособность которого прекращена смертью, решение суда подлежит отмене, а производство по делу прекращению.

Руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия,

определила:

Решение Центрального районного суда г. Кемерово от 21 ноября 2011 года отменить, производство по делу прекратить.

Разъяснить истцу право на обращение с иском к принявшим наследство наследникам, а до принятия наследства - к исполнителю завещания или к наследственному имуществу.

Судьи
И.В.ХОМУТОВА
Н.Г.ДУДАРЕК

Статья 1175. Ответственность наследников по долгам наследодателя

Комментарий к статье 1175 ГК РФ — Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции с последними изменениями

1. К долгам наследодателя, переходящим по наследству, относятся не только независимые от личности должника гражданско-правовые обязательства. Пункт 3 ч. 3 ст. 44 Налогового кодекса РФ предусматривает, что задолженность по поимущественным налогам умершего лица либо лица, объявленного умершим, погашается наследниками в пределах стоимости наследственного имущества, в порядке, установленном гражданским законодательством Российской Федерации для оплаты наследниками долгов наследодателя.

2. Российское гражданское законодательство не содержит существовавшего на определенном этапе развития римского права правила о неограниченной ответственности наследника по долгам наследодателя. Общий размер ответственности наследников, принявших наследство, не должен превышать общей стоимости наследственной массы. Аналогичным образом отвечают публичные образования при наследовании выморочного имущества. Для определения стоимости наследственной массы во внимание принимается рыночная стоимость всего перешедшего по наследству имущества на дату открытия наследства.

3. Дискуссионным является вопрос о том, включается ли при определении границы ответственности стоимость поступившего из владения наследодателя во владение наследников имущества, которое наследодателю не принадлежало, хотя и рассматривалось им как собственное. Например стоимость дореволюционных книг по гражданском праву, когда-то давно полученных и своевременно не сданных наследодателем в библиотеку Уральской государственной юридической академии. Представляется, что стоимость такого имущества должна учитываться при определении границ ответственности, поскольку высока вероятность, что ценность указанного имущества бесповоротно достается наследникам. Если же предположить, что после удовлетворения требований кредитора указанное имущество будет истребовано законным владельцем, то судебный акт о взыскании долга может быть пересмотрен по вновь открывшимся обстоятельствам.

Второй спорный вопрос применительно к общему ограничению размера ответственности состоит в том, как поступить, если наследник, не знающий точного размера стоимости наследственной массы, выплачивает кредитору большую сумму. Является ли сумма переплаты неосновательным обогащением или представляет собой исполнение натурального обязательства, не подлежащее возврату. С одной стороны, смерть должника, в рассматриваемом случае, не прекращает обязательство. В частности, по этой причине в п. 20 проекта Постановления Пленума ВАС РФ О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством предлагается полностью сохранять обязательство поручителя на случай смерти должника <1>. С другой стороны, в комментируемой статье установлен предел ответственности наследников по долгам наследодателя. На мой взгляд, долг наследодателя в части превышения размера ответственности становится натуральным. Исходя из этого возврат переплаченного возможен только в случае недобросовестного поведения кредитора.

<1> Следует отметить, что Верховный Суд РФ в настоящее время придерживается противоположной практики. См. Обзор практики Верховного Суда РФ за первый квартал 2008 года.

4. Ответственность наследников является солидарной. Это означает, что кредитор вправе предъявить требование или его часть к любому из наследников или одновременно к нескольким наследникам. Однако ответственность каждого наследника ограничивается стоимостью перешедшего к нему по наследству имущества. Представляется, что сокращение размера ответственности наследника происходит в момент уплаты им долга. Несоответствие раздела наследства, осуществленного наследниками в заключенном ими соглашении, причитающимся им по закону или завещанию долям не должно влечь перераспределения пределов ответственности между наследниками.

5. Если кредиторов несколько, то удовлетворение осуществляется по мере обращения, пока не будет достигнут предел ответственности. Применяемая в банкротстве конструкция стечения требований кредиторов наследственному праву не известна. В такой ситуации неизбежно может возникнуть проблема опоздавшего кредитора . Причем кредитор может проявить максимум осмотрительности, но не успеть по той простой причине, что срок исполнения обязательства к моменту открытия наследства еще не наступил. Решение обозначенной проблемы возможно двумя путями: по принципу кто не успел, тот опоздал или путем обратного пропорционального перераспределения, с учетом установленной в ст. 1174 ГК РФ очередности (т.е. опоздавший кредитор вправе потребовать неосновательное обогащение от кредиторов, успевших получить удовлетворение требований). Второй способ представляется более справедливым.

6. Наследник, удовлетворивший требование кредитора, приобретает право регресса к другим наследникам в долях, соразмерных распределению наследственной массы (два наследника первой очереди, один заплатил 50000 рублей, следовательно, вправе потребовать со второго 25000 рублей).

Наследник, призываемый к наследованию по праву наследственной трансмиссии, не отвечает полученным имуществом по долгам наследника, от которого к нему перешло право на принятие наследства. Например, умирает дед-миллионер на следующий день, не успев принять наследство, умирает его сын - неоплатный должник внук, принявший наследство за дедом, в порядке наследственной трансмиссии не отвечает по долгам отца имуществом деда.

7. Кредиторы наследодателя вправе предъявить свои требования к принявшим наследство наследникам в пределах сроков исковой давности, установленных для соответствующих требований. Ранее действовавшее законодательство возлагало на кредиторов наследодателя бремя предъявления претензии в течение шестимесячного пресекательного срока. В настоящее время такого правила нет - действует общий срок исковой давности <1>.

<1> В комментируемой статье предусматривается, что при предъявлении требований кредиторами наследодателя срок исковой давности, установленный для соответствующих требований, не подлежит перерыву, приостановлению и восстановлению . Смысл этого предложения автору комментария к ст. 1175 не вполне ясен.

Иногда существует необходимость предъявления иска до окончательного определения круга правопреемников наследодателя (например, истекает срок исковой давности). В этой ситуации требования кредиторов могут быть предъявлены к исполнителю завещания или к наследственному имуществу (в графе ответчик указывается имущество такого-то умершего лица). В последнем случае суд приостанавливает рассмотрение дела до принятия наследства наследниками или перехода имущества как выморочного к публично-правовым образованиям.

8. В заключение следует попытаться ответить на весьма дискуссионный вопрос о том, каким способом распределяются долги наследодателя между наследниками и пережившим супругом (ст. 1150 ГК РФ).

В юридической литературе общие обязательства супругов (обязательства по распоряжению общим имуществом, обязательства, принятые в интересах семьи и др.) традиционно не относят к разновидности солидарной множественности на стороне должника. Однако порядок обращения взыскания по общим обязательствам схож с ответственностью солидарных должников. Взыскание обращается на общее имущество супругов, а при его недостаточности - на единоличное имущество каждого из супругов.

Проблема ответственности по общим обязательствам остро встает при расторжении брака, банкротстве супруга (индивидуального предпринимателя) и при открытии наследства.

При открытии наследства образуются доли в праве на общее имущество: доля умершего поступает в наследственную массу, другая доля достается пережившему супругу независимо от того, призывается последний к наследованию или нет. Логично в такой же пропорции распределить и долги, которые подлежали удовлетворению за счет общего имущества и имущества каждого из супругов. На распределение общих долгов супругов ориентирует п. 3 ст. 39 Семейного кодекса РФ.

Однако сложно подобрать адекватный юридический механизм такого распределения. Рассмотрим варианты (один из супругов занимал 1000000 рублей на покупку семейного автомобиля и к моменту своей смерти долг не был возвращен):

1. Дробление долга. То есть исходя из определения долей в общем имуществе дробим и долг. Соответственно, при равенстве долей на наследников падает долг в 500000 рублей. Оставшиеся 500000 рублей должен выплатить переживший супруг. Рассматриваемый подход удобен для кредитора с той точки зрения, что доля в долге, падающая на пережившего супруга, никак не связана с общей стоимостью наследственной массы. Но есть и серьезные неудобства. Кредитор заключает договор с определенным супругом, рассчитывая на наличие именно у этого лица единоличного имущества, достаточного для удовлетворения требования. При распределении долга пропорционально долям в общем имуществе кредитор безвозвратно теряет часть требования к наследникам и вполне может оказаться один на один с неплатежеспособным супругом.

2. Внутреннее распределение долга. Логика этого подхода состоит в следующем. Должником в обязательстве является лицо, принявшее обязательство. Супруг, не участвовавший в обязательстве, не является его стороной. Таким образом, наследник, заменяющий умершего должника, единолично или солидарно с другими наследниками полностью отвечает по обязательству в пределах стоимости перешедшей к нему наследственной массы. Наследники, исполнившие обязательства наследодателя, принятые в интересах семьи, приобретают к супругу иск из неосновательного обогащения, пропорционально определенным долям в общем имуществе. То есть наследник должен уплатить 1000000 рублей и вправе взыскать 500000 рублей с пережившего супруга. Этот подход также не лишен недостатков. Кредитор, не получивший полного удовлетворения, в связи с достижением границы ответственности наследников, не имеет возможности получить удовлетворение из имущества пережившего супруга. Можно, конечно, допустить, что кредитор, не получивший удовлетворения ввиду достижения границы ответственности, имеет возможность обратиться к пережившему супругу с иском из неосновательного обогащения.

3. Солидарная ответственность супругов по общим обязательствам. В таком случае кредитор вправе сам выбрать, с кого взыскивать долг. Во всем остальном действуют правила о внутреннем распределении долга. Недостаток этого подхода состоит в том, что обязательство является солидарным, когда это предусмотрено законом или договором.

Post navigation

5. Если залогодатель является должником по двум или более обязательствам и не исполняет их, то за счет стоимости заложенного имущества погашаются прежде всего требования кредитора-залогодержателя.

Банк, С. П. О. В. обратились в суд с иском к Л.Л. Л. о признании наследниками, взыскании долгов наследодателя с наследников, взыскании задолженности по кредитным договорам и об обращении взыскания на заложенное имущество.

В обоснование исковых требований банк указал, что между Л.В. и банком были заключены кредитные договоры. В обеспечение исполнения обязательств по кредитным договорам между банком и Л.В. заключены также договоры залога недвижимого имущества, согласно которым в залог банку переданы земельный участок и жилой дом.

Кроме того, в обеспечение исполнения обязательств по кредитным договорам между банком и супругой заемщика Л. заключены договоры поручительства.

В связи со смертью Л.В. (заемщика) банк просил суд признать наследниками умершего его отца Л.Л. и супругу Л. солидарно взыскать с наследников задолженность по кредитным договорам, обратить взыскание на заложенное имущество (жилой дом и земельный участок) путем его продажи с публичных торгов, взыскать сумму оплаченной государственной пошлины.

С. П. О. и В. - третье лицо, заявляющее самостоятельные требования относительно предмета спора, просили взыскать с ответчиков денежные средства по сделкам, заключенным с Л.В. и не исполненным им.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, исковые требования удовлетворены частично. Наследником Л.В. признан его отец Л.Л. В пользу банка с Л.Л. взыскана задолженность по кредитному договору-1 в размере 1 242 005,41 руб. Также в пользу банка солидарно с Л.Л. и Л. взыскана задолженность по кредитному договору-2 в размере 1 242 465,92 руб. Обращено взыскание на заложенное имущество (земельный участок и жилой дом) путем его продажи с публичных торгов с начальной продажной стоимостью в 1 129 480 руб. для жилого дома и 2 246 954,40 руб. для земельного участка. С Л.Л. в пользу банка также взысканы расходы на уплату госпошлины в размере 14 311,81 руб. с Л. - в размере 10 311,18 руб.

С Л.Л. также взысканы денежные суммы: в пользу О. - в размере 2 45 914,31 руб. и расходы на оплату государственной пошлины в размере 5659,14 руб. в пользу П. - в размере 234 401,47 руб. и расходы на оплату государственной пошлины в размере 5544,02 руб. в пользу С. - в размере 784 254,83 руб. и расходы на оплату государственной пошлины в размере 11 042,55 руб. в пользу В. - в размере 856 094,94 руб.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации по кассационной жалобе представителя правления банка отменила указанные судебные постановления с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции по следующим основаниям.

Как установлено судом, 18 августа 2006 г. между Л.В. и банком заключен кредитный договор, по условиям которого Л.В. предоставлен кредит в размере 3 200 000 руб. сроком до 17 августа 2011 г. Дополнительным соглашением к кредитному договору от 27 августа 2013 г. срок исполнения обязательств по возврату заемных денежных средств продлен до 23 июля 2016 г.

22 июля 2008 г. между Л.В. и банком заключен кредитный договор, по условиям которого Л.В. предоставлен кредит в размере 2 800 000 руб. сроком до 22 июля 2013 г. Дополнительным соглашением к кредитному договору от 27 августа 2013 г. срок исполнения обязательств по возврату заемных денежных средств продлен до 23 июля 2016 г.

В обеспечение исполнения обязательств по заключенным кредитным договорам с заемщиком заключены договоры залога недвижимого имущества - земельного участка площадью 1444,30 кв. м и жилого дома общей площадью 76,60 кв. м, а с его супругой Л.И. - договоры поручительства.

В связи с ненадлежащим исполнением обязательств по возврату заемных денежных средств у Л.В. перед банком образовалась задолженность в сумме 4 933 486,63 руб.

16 марта 2014 г. Л.В. умер. В наследственную массу после его смерти вошло указанное выше недвижимое имущество, а также 1/9 доли в праве общей долевой собственности на квартиру.

С заявлением о принятии наследства обратился наследник первой очереди Л.Л. (отец наследодателя), которым было принято наследство умершего. Супруга Л.В. - Л. и его дочь с заявлением о принятии наследства не обращались.

В ходе разбирательства по делу судом была назначена судебная экспертиза по оценке принадлежащего Л.В. имущества.

Согласно заключению эксперта рыночная стоимость жилого дома составила 1 411 850 руб. земельного участка - 2 808 693 руб.

Рыночная стоимость доли в праве общей долевой собственности на квартиру была определена исходя из ее кадастровой стоимости и составила 384 593,86 руб.

Разрешая спор, суд исходил в том числе из того, что статус залогодателя не дает банку преимущества перед другими кредиторами наследодателя при определении размера денежных обязательств, удовлетворяемых за счет имущества наследника.

Между тем согласно п. 1 ст. 334 ГК РФ (здесь и далее статьи Гражданского кодекса Российской Федерации приведены в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных отношений) в силу залога кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель) имеет право в случае неисполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит это имущество (залогодателя). за изъятиями, установленными законом.

Залог земельных участков, предприятий, зданий, сооружений, квартир и другого недвижимого имущества (ипотека) регулируется законом об ипотеке. Общие правила о залоге, содержащиеся в Кодексе, применяются к ипотеке в случаях, когда Кодексом или законом об ипотеке не установлены иные правила (п. 2 ст. 334 ГК РФ).

Аналогичная норма о преимущественном праве удовлетворения требований залогового кредитора перед остальными кредиторами содержится в Федеральном законе от 16 июля 1998 г. N 102-ФЗ "Об ипотеке (залоге недвижимости)", п. 1 ст. 1 которого предусмотрено, что по договору о залоге недвижимого имущества (договору об ипотеке) одна сторона - залогодержатель, являющийся кредитором по обязательству, обеспеченному ипотекой, имеет право получить удовлетворение своих денежных требований к должнику по этому обязательству из стоимости заложенного недвижимого имущества другой стороны - залогодателя преимущественно перед другими кредиторами залогодателя, за изъятиями, установленными федеральным законом.

Таким образом, если залогодатель является должником по двум или более обязательствам и не исполняет их, то за счет заложенного имущества удовлетворяются интересы прежде всего кредитора-залогодержателя.

Каких-либо исключений из этого правила положения части третьей "Наследственное право" Гражданского кодекса Российской Федерации не содержат.

Это судебными инстанциями учтено не было.

Как следует из материалов дела, одним из кредиторов наследодателя Л.В. является банк, заключивший с ним кредитные договоры, обязательства по которым к моменту смерти заемщика не были исполнены в полном объеме. В обеспечение исполнения обязательств по кредитным договорам между заемщиком и банком были заключены договоры залога недвижимого имущества.

Таким образом, банк, являясь залоговым кредитором, имел преимущественное право перед другими кредиторами на погашение всей имеющейся задолженности за счет залогового имущества - земельного участка и жилого дома.

Согласно п. 3 ст. 334 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, при недостаточности суммы, вырученной в результате обращения взыскания на заложенное имущество, для погашения требования залогодержатель вправе удовлетворить свое требование в непогашенной части за счет иного имущества должника, не пользуясь преимуществом, основанным на залоге.

В связи с этим, а также учитывая, что стоимость залогового имущества являлась недостаточной для погашения задолженности наследодателя Л.В. перед банком в полном объеме, суду следовало определить долю банка для удовлетворения оставшейся части его требований за счет иного имущества наследодателя - 1/9 доли в праве общей долевой собственности на квартиру наравне с другими кредиторами.

Указанные выше требования закона не были учтены судебными инстанциями при разрешении данного спора, что привело к нарушению прав и законных интересов заявителя.

Определение N 46-КГ16-20

Источники:
forum.yurclub.ru, www.garant.ru, www.ourcourt.ru, narodirossii.ru, lebedevlaw.blogspot.ru

Следующие





Комментариев пока нет!

Поделитесь своим мнением

Сумма цифр: код подтверждения


Вас может заинтересовать

Популярное