Могут ли фобии передаваться по наследству

Передаются ли страхи по наследству?

25 сентября 2008 1:00

В номере за 4 сентября вышел материал «Какие взрослые болезни вырастают из детских страхов », на который мы получили много откликов и вопросов. Сегодня на некоторые из них отвечает наш постоянный эксперт профессор психиатрии Михаил ВИНОГРАДОВ .

Как одолеть заикание «на нервной почве»

В детстве (мне было 6 лет) меня сильно напугал родной братец - выпрыгнул в темноте из-за шкафа, нацепив карнавальную маску волка, и схватил меня. Я испытала такой ужас, что потом несколько месяцев заикалась. Меня даже лечили у логопеда. И теперь, когда мне 20 лет, в стрессовых ситуациях я заикаюсь или не могу вообще ничего сказать, во рту появляется какой-то медный привкус. Стою дура-дурой. А когда все спокойно, я нормально говорю. Мне кажется, что у меня появился страх самого заикания. Есть ли шанс от этого избавиться?Анита.

- Избавиться можно от любого страха! Заикание (по-научному логоневроз) очень часто бывает следствием мгновенного детского испуга. То, что вы и сейчас в деталях помните его причину и даже так прекрасно об этом рассказываете, это хороший знак. Половину работы психоаналитика вы сделали сами.

Вам нужно в уме обыграть ту «волчью» ситуацию, довести ее до абсурда. Представьте, как эта история закончилась бы, если бы вы не испугались - поколотили бы брата, примерили бы сами эту маску? Переведите себя из героини «фильма ужасов» в героиню комедии. Победить страх легче, рассмеявшись ему в лицо.

Что же касается страха приступа заикания, то здесь помогут репетиции. Выступайте перед зеркалом, старайтесь не отмалчиваться в компании, читайте книги вслух. Запишите свою речь на диктофон, прослушайте - что вам самой нравится в интонациях, а что напрягает.

А вообще в Москве е ст ь центр по лечению логоневрозов на территории больницы № 23 (ул. Радищева. д. 3, ст. м. «Таганская»). Там вы наверняка сможете получить какие-то индивидуальные рекомендации.

Помогите пережить жестокость!

В нашем дворе какой-то подонок потравил собак. И дети видели, как животные мучились. Моя дочка (ей всего 4 годика) была просто в ужасе, ее буквально трясло, мы не могли ее сутки успокоить. Теперь она плохо спит, нервная, вздрагивает, если кто подходит, увидит на улице собаку - в слезы.

Кариночка очень добрая, впечатлительная, ей и без того будет трудно жить на свете. Что делать, чем помочь, я ведь понимаю, что ребенок может просто заболеть психически на всю жизнь после этого кошмара!Геворг.

- Очень хорошо, что вы осознаете: для ребенка этот дикий эпизод может иметь серьезные последствия. Ведь отношения детей и животных особые, иногда малыши переживают за них больше, чем за людей. У взрослого человека эта жестокость может вызвать гнев, желание наказать подонка, «принять меры» и тем самым выплеснуть тяжесть с души. А ребенок беззащитен, и нередко такие вещи преследуют всю жизнь. У таких эмоциональных детей, как ваша дочка, гибкая психика, но воспринимающая трагическое острее и глубже.

Вам нужно постоянно быть рядом с дочкой, много разговаривать с ней. Не просто проявлять сочувствие и вместе вздыхать, а создавать позитивную атмосферу. Ей нужен сейчас калейдоскоп новых впечатлений.

Старайтесь пока не гулять во дворе, придумывайте ежедневные маршруты маленьких «путешествий».

Если есть возможность, заведите ей домашнего питомца - таким детям важно заботиться о ком-то, это делает их сильнее.

Но все же как специалист я посоветовал бы посетить детского психолога, чтобы не пропустить каких-то оттенков в поведении малышки.

Пока еще девочка слишком мала, но в будущем вам хорошо бы, учитывая ее ранимость, пройти психологический курс повышения устойчивости к стрессовым ситуациям.

«Боюсь рухнуть под поезд. »

Мне 30 лет. С раннего детства мне снился один и тот же сон, что я попадаю под поезд в метро. Сначала мне было очень страшно, а потом я научилась просыпаться на самом неприятном моменте. Когда у меня родилась дочь и я стала ездить с ней в метро, этот страх вернулся. У меня паника, держу 4-летнюю дочку за руку так, что ей больно становится. Очень боюсь, что мои страхи передадутся моей дочери. Что делать?Любовь.

- Ваш страх тоже, скорее всего, был спровоцирован взрослыми. Детские фобии вообще либо «воспитываются» старшими, либо перенимаются у них. Так что вероятность передачи вашего страха дочери весьма высока, если так все и будет продолжаться.

Отработайте такой алгоритм поездок в метро. В ожидании поезда не подходите к краю платформы. Заходите в вагон быстро, не заглядывайте вниз.

Просто смотрите на других людей, разговаривайте с дочкой, переключайте мысли на какие-то дела, думайте не о том, КАК вы поедете, а куда. что вы будете делать, когда выйдете из метро.

Пусть хотя бы по выходным кто-то из ваших близких поездит с вами, и пусть он, а не вы держит девочку за руку. Несколько таких тренировок помогут вам искоренить этот страх.

Страхи и фобии передаются по наследству

Травматическое переживание может запомниться человеку на всю жизнь и повлиять даже на его потомство. Истории известно немало примеров того, как войны, эпидемии и голод травмировали целые поколения. Этому может найтись строгое физиологическое объяснение: медики из американского Университета Эмори продемонстрировали механизмы, с помощью которых травмирующий опыт может передаваться из поколения в поколение.

Механизмы не социальные и культурные, а генетические. Да-да, несмотря на одну из базовых догм классической генетики, приобретенный опыт может наследоваться. Во всяком случае, если лабораторных мышей приучить бояться определенного запаха, их потомство так же проявляет повышенную чувствительность к нему. Ученые считают, что в основе этого наследования лежат эпигенетические факторы - изменения не в структуре ДНК, а в ее тонких химических модификациях, влияющих на активность экспрессии определенных генов.

Могут ли фобии передаваться по наследству «Если мы поймем, как личный опыт родителей может влиять на детей, мы лучше узнаем природу некоторых психических расстройств, которые могут иметь межпоколенческий характер, а возможно, и сумеем найти лучшие подходы к их излечению», - говорит Керри Ресслер, профессор Университета Эмори и ведущий автор этого исследования.

Страх перед запахом ацетофенона (эта маслянистая жидкость сильно пахнет цветущей черемухой) ученые вырабатывали у мышей с помощью средней силы электрических разрядов, которые сопровождали его появление. Когда у грызунов развивалась почти настоящая фобия, почуяв этот запах, они стали каждый раз замирать, словно в ужасе. Но почти так же вели себя и их потомки, несмотря на то, что сами они с неприятной комбинацией «запах - разряд» никогда не сталкивались!

Конечно, эта реакция у них была выражена не столь сильно, как у родителей, но намного ярче, чем у детей мышей, не «тренированных» бояться этого запаха. Причем, в целом эти потомки не отличались повышенной нервозностью и тревожностью. На неприятный яркий свет, громкие звуки, движения стенок лабиринта и другие пугающие факторы они реагировали не сильнее обычных мышей.

«Усыновленные» мышата, подсаженные таким родителям, боязни к ацетофенону не испытывали, что явно говорит о генетической, а не социальной природе этого явления: «фобия» передается не в ходе обучения, а наследуется, причем передача этого опыта возможна как по линии матери, так и от отца. Действительно, область мозга, ответственная за распознавание запаха ацетофенона, оказалась слегка увеличенной и у пуганых родителей, и у их осторожного потомства. Причем эффект сохраняется даже во втором поколении - и внуки тренированных мышей боятся этого запаха.

Изучив ДНК, выделенную из спермы таких мышей, ученые обнаружили, что она действительно отличается от ДНК «непуганых» грызунов. Отличия эти заключаются не в последовательности ее нуклеотидов, а в нюансах ее упаковки или в небольших химических модификациях - скажем, присоединении метильной группы (метилировании). В отличие от обычных мутаций, эти модификации сами гены не изменяют, но влияют на их активность. Ее можно сравнить с изменением настройки эквалайзера - и «настройки» эти частично передаются по наследству. Сегодня считается, что многие детали фенотипа - например, гомосексуальность - могут определяться не классическим, а именно эпигенетическим наследованием.

Действительно, у мышей, приученных бояться запаха ацетофенона, схема метилирования соответствующего гена отличается от обычной - а значит, этот ген должен проявлять иную активность. Эта схема метилирования, выработанная в ходе адаптации организма в рамках нового личного опыта, и передается потомкам. «Нетрудно предположить, что подобный механизм может работать и при передаче других элементов личного опыта - адаптации к особенностям местной диеты, гормонального фона, различных травматических переживаний», - резюмирует профессор Ресслер.

В интересной и даже элегантной схеме передачи личного опыта по наследству, предложенной Ресслером и его коллегами, далеко не все остается ясным. Ученые сами сформулировали несколько проблем, разобраться с которыми еще предстоит:

- Обратимы ли эти эффекты? Если приученных бояться запаха мышей отучить от этого, как это скажется на потомстве? Будут ли дети реагировать на запах, или нет?

- Насколько этот механизм применим к другим видам опыта, помимо обоняния? Будет ли, например, наследоваться страх определенного звука?

- Все ли половые клетки несут соответствующие эпигенетические модификации, или только часть их?

- А главное - как именно информация об изменениях в рецепторных клетках носа достигает половых органов и «внедряется» в развивающиеся яйцеклетки и сперматозоиды?

Читайте еще:

Очень интересная статья, надеюсь, что это не утка. Смысл ее в том, что разного рода страхи могут передаваться по наследству. А стало быть, достаются нам в наследство от родителей.

Генетическая память мифом не является, это также не фигуральное выражение, а самая настоящая реальность. Дети от родителей наследуют как отдельные черты, так и страхи. Это сенсационное открытие было сделано учёными Медицинского центра при Университете Эмори, Атланта, Керри Ресслер и Брайан Диас.

Все указанную информацию исследователи смогли получить при помощи опытов на мышах.

При их осуществлении ученые научили сначала грызунов бояться запаха черемухи, а далее изучили, каким образом это повлияло на последующее поколение. В итоге оказалось, что потомство страх проявляло даже, если слышало соответствующий запах.

Когда к мышатам запустили газ с черемуховым запахом, они метались в жуткой панике. Следовательно, было установлено, что данный страх им передался на генетическом уровне от родителей.

Почему же отпрыски «напуганных» мышей цветочного благоухания боялись и обращались в бегство, однако самих их черемухой не пугали никогда? Биологи обнаружили следующее – стресс, а также страх, который с ним связан, нарушают необратимо работу гена, который содействует восприятию определенных запахов, а потом этот «испорченный» ген передается детям и внукам непосредственно от отцов.

Таким именно образом цветочный аромат делается сигналом опасности и беды. «Жизненный опыт отца влияет, даже до зачатия, на работу нервной системы потомков, а также предопределяет их поведение», — говорит Керри Ресслер.

Нужно выделить тот факт, что эксперты полагают, что полученные данные в конце исследований, врачам помогут в лечении различных психических расстройств.

Какой из этого следует практический вывод. Не стесняйтесь спросить у родителей, а также бабушек и дедушек чего они боялись в детстве и вообще, по жизни.

Вполне возможно, что Вы получили свои страхи на генном уровне. А это значит, что бороться с ними будет уже проще, ведь Вы поняли, откуда берутся Ваши личные страхи.

Также это поможет в воспитании уже Ваших детей. Расскажите им, что Вы в детстве тоже боялись того-то и того-то. А теперь боритесь с Вашими семейными страхами вместе!

Поделиться ссылкой:

Страхи и фобии передаются по наследству

Monday, 2. December 2013 - 13:24

Явление «памяти предков» до сих пор воспринималось исключительно на обывательском уровне и, казалось, не имело и не могло иметь никакого научного обоснования. Оказалось же, что травмирующая информация изменяет активность генов путем химической модификации ДНК и эти изменения от отцов передаются детям, а затем и внукам.

Мы получаем от предков гены, в которых записаны черты нашего облика, здоровья, характера. Память — это информация о событиях в окружающей среде, это приобретенное явление. Как мы знаем еще из школьных учебников, наследование приобретенных признаков — это ламаркизм, который был убедительно опровергнут дарвиновской теорией естественного отбора. Но наши признаки зависят не только от того, какими генами мы обладаем, но и от того, как они работают. И в последнее время становится все более и более очевидной роль не генетических, а эпигенетических механизмов, то есть процессов, лежащих «около генов».

В рамках проведенного эксперимента мышей научили бояться запаха определенного вещества - ацетофенона, пахнущего цветущей черемухой. Животных били током, сопровождая это всякий раз данным запахом, пока не приучили обращаться в бегство от одного только запаха. Затем исследователи изучили состав спермы этих мышей и обнаружили, что участок ДНК, где расположен ген рецептора Olfr151, чувствительный к запаху черемухи, метилирован у детей и внуков "напуганных" самцов. Это означает, что ген усиленно работает и, соответственно, в усиленном режиме работает обонятельный рецептор, воспринимающий этот запах. Метилирование гена, в зависимости от степени, ослабляет или вовсе прекращает его экспрессию – синтез белка, включающий две последующих стадии, транскрипцию и трансляцию.

Речь идет о химических модификациях молекулы ДНК, не затрагивающих последовательность нуклеотидов, из которых она состоит. Не мутации, когда один нуклеотид заменяется на другой, а эти внешние химические модификации влияют на работу того или иного гена. Прежде всего к ним относится метилирование ДНК. Это присоединение метильной группы (СН3) к азотистому основанию цитозину, что происходит в составе динуклеотида CpG (цитозин и гуанин).

Метилирование гена, в зависимости от степени, ослабляет или вовсе прекращает его экспрессию — синтез белка, включающий две последующие стадии, транскрипцию и трансляцию. Метилированием ученые объясняют самые разные явления, которые ничем другим объяснить невозможно. Например, то, что люди носят всю жизнь отпечаток трудного детства, каким образом на работу генов влияет питание и почему дети немолодых отцов дольше живут.

Все это имеет отношение к исследованию, опубликованному в последнем выпуске журнала Nature neuroscience. Брайан Диас и Керри Ресслер из Медицинского центра Университета Эмори в Атланте экспериментально показали передачу памяти о запахе через поколение мышей — от дедов к внукам. Они провели строгий эксперимент и, использовав всякие контрольные варианты, доказали, что это биологическая, а не социальная передача и что происходит она путем передачи метилирования ДНК через половые клетки.

Эксперимент состоял в следующем. Взяли самцов мышей и выработали у них страх перед определенным запахом — запахом вещества ацетофенона. Собственно, выработали условный рефлекс избегания — после того как подачу данного запаха сопровождали ударом электрического тока, мыши стали его бояться и, когда чувствовали запах, бросались бежать, не дожидаясь удара током. Затем напуганные ацетофеноном самцы спаривались с самками, и у них рождались детеныши. Биологи продемонстрировали запах ацетофенона подросшим детям и обнаружили, что у них усилилась чувствительность к нему. Хотя никто не бил их током, предъявление запаха вызывало у мышей так называемую стартл-реакцию — они вздрагивали и либо замирали, либо подпрыгивали, либо пытались бежать.

Еще более удивительно, что страх запаха остался и в третьем поколении — внуки напуганных когда-то самцов проявляли повышенную чувствительность к запаху ацетофенона.

Естественно, в эксперименте были задействованы контрольные группы мышей — это были потомки тех самцов, которых не «пугали» никаким запахом, а также потомки самцов, которым удар током сочетали с другим запахом — пропанола. Так вот, ни те, ни другие контрольные мыши не проявляли реакцию испуга на запах ацетофенона.

Далее исследователи стали разбираться в анатомии восприятия запаха. Они выяснили, что на запах ацетофенона возбуждалась определенная группа нейронов в обонятельном эпителии носовой полости мышей (рецептор Olfr151), а также определенная группа нейронов в обонятельной доле мозга. Оказалось, что повышенная чувствительность к этому запаху у прямых и внучатых потомков исходных мышей сопровождалась увеличением числа возбужденных нейронов.

Итак, память о запахе передавалась потомкам и даже через поколение. Но, может быть, это можно объяснить социальными причинами, то есть влиянием родительского воспитания? Задав себе такой вопрос, ученые поставили эксперимент, в котором использовали «зачатие в пробирке» с последующей подсадкой эмбрионов суррогатным матерям. Появившиеся в результате этого детеныши никогда не видели своих «напуганных» отцов и не могли у них ничему научиться.

Оставался эпигенетический путь передачи, который ученые проверили непосредственно. Они посмотрели на участок ДНК, где расположен ген рецептора Olfr151, и обнаружили, что метилирование этого гена у детей и внуков «напуганных» самцов ниже нормы. Это означает, что ген усиленно работает и, соответственно, в усиленном режиме работает обонятельный рецептор на запах ацетофенона. И этот маркер данного гена — сниженное метилирование, поскольку он переходит в сперматозоиды, через них передается следующему поколению. Других объяснений «памяти дедов» не осталось.

Но надо подчеркнуть, что эта схема работает только для «отцовской» и «дедовской» памяти, а не для «материнской». Почему? Потому что приобретенные в течение жизни изменения ДНК передаются в сперматозоиды, но не передаются в яйцеклетки. Между развитием тех и других имеется принципиальная разница — сперматогенез происходит в течение всей жизни мужчины, а женщина рождается с уже полным набором яйцеклеток.

В журнале Nature Neuroscience опубликованы мнения экспертов о данном исследовании. «Эпигенетическое наследование через поколения довольно обычно у растений, но гораздо реже встречается у животных, — отмечает профессор Вольф Рейк, руководитель программы изучения эпигенетики Babraham Institute. — Статья Диас и Ресслер продемонстрировала, что передача через поколения существует и у нее эпигенетические механизмы».

Маркус Пембрей, профессор педиатрии и генетики Университетского колледжа Лондона, считает, что исследование продемонстрировало возможный механизм передачи травмирующих переживаний через поколения, памяти предков. «Сходное явление наблюдал Павлов 90 лет назад, — отмечает он, — вырабатывая пищевой условный рефлекс. Он обнаружил, что в следующих поколениях собак этот рефлекс вырабатывается все быстрее и быстрее.

Но в течение всего XX века это явление не получило должного внимания. Если бы он жил сегодня, Павлов нашел бы объяснение своим наблюдениям в статье Диас и Ресслер. Настало время для серьезного отношения медицины к возможностям передачи через поколения у человека. Я считаю, мы не сможем понять причины многих неврологических нарушений, ожирения, диабета или метаболического синдрома без учета возможности передачи через поколение».

Ученые: пережитый страх передается по наследству

Могут ли фобии передаваться по наследству Image caption Как обнаружили ученые, дети наследуют не только черты родителей, но и их страхи

Как показали проведенные на животных исследования, события, имевшие место в жизни предыдущих поколений, могут накладывать отпечаток на поведение потомков, передаваясь посредством своего рода генетической памяти.

Эксперименты показали, что травмирующие события в жизни, судя по всему, изменяют активность генов путем химической модификации ДНК в сперме, и это вносит изменения в работу мозга и поведение последующих поколений.

В опубликованном в Nature Neuroscience докладе Брайана Диас и Керри Ресслер из Медицинского центра Университета Эмори в Атланте, говорится, что мыши, приученные бояться определенного запаха, передают эту боязнь своим детям и внукам.

По словам экспертов, это открытие очень важно для исследований в области возникновения страхов и фобий.

В рамках проведенного эксперимента мышей научили бояться запаха определенного вещества - ацетофенона, пахнущего цветущей черемухой. Животных били током, сопровождая это всякий раз данным запахом, пока не приучили обращаться в бегство от одного только запаха.

Затем исследователи изучили состав спермы этих мышей и обнаружили, что участок ДНК, где расположен ген рецептора Olfr151, чувствительный к запаху черемухи, метилирован у детей и внуков "напуганных" самцов. Это означает, что ген усиленно работает и, соответственно, в усиленном режиме работает обонятельный рецептор, воспринимающий этот запах.

Метилирование гена, в зависимости от степени, ослабляет или вовсе прекращает его экспрессию – синтез белка, включающий две последующих стадии, транскрипцию и трансляцию.

От отца к сыну

Для чистоты эксперимента ученые исключили всякий контакт "напуганных" мышей с их потомством. Тем не менее их дети и "внуки", никогда не встречавших своих родителей, обладали повышенной чувствительностью к запаху ацетофенона и пытались спрятаться от него, хотя их самих никто никогда не пугал.

Image caption Мыши-дети боялись того же, что их отцы и деды, даже если никогда не "общались" с ними

Исследователи также обнаружили изменения в структуре мозга "напуганных" самцов.

"Жизненный опыт родителя, даже до зачатия, значительно влияет на структуру и функцию нервной системы последующих поколений", - резюмируют в своем докладе ученые.

Результаты исследования подтверждают теорию "эпигенетического наследования", - согласно которой окружающая среда может влиять на структуру генов, и эти изменения в свою очередь передаются последующим поколениям.

"Это может быть одним из механизмов, посредством которого потомки несут на себе отпечаток своих предшественников", - объяснил Би-би-си один из авторов исследования, доктор Брайан Диас.

Профессор Маркус Пембри из Университетского колледжа Лондона говорит, что результаты этого исследования очень важны для ученых, занимающимся посттравматическим стрессом и страхами, и что они представляют исчерпывающие свидетельства того, что определенная форма памяти может передаваться из поколения в поколение.

"Подозреваю, что мы, вероятно, никогда не сможем понять причин повышения уровня невропсихиатрических расстройств, как, например, ожирение или диабет, если не будем принимать во внимание опыт предыдущих поколений", - сказал профессор Пембри.

Как полагают ученые, в их эксперименте с запахом черемухи либо какая-то его часть попала в кровь животных, что отразилось на производстве спермы, либо в сперму из мозга поступил сигнал, изменивший ДНК.

Согласно этому исследованию, наследственная память передается только по мужской линии, от самцов, поскольку изменения ДНК касаются сперматозоидов, но не затрагивают яйцеклетки.

Поделиться ссылкой О том, как поделиться

Источники:
www.kp.ru, mir-znaniy.com, www.doctorvlad.com, madan.org.il, www.bbc.com

Следующие





Комментариев пока нет!

Поделитесь своим мнением

Сумма цифр: код подтверждения


Вас может заинтересовать

Популярное