Эштон элизабет опаленные крылья любовь в наследство

Любовь в наследство

Джулия Арчер печально перебирала разбросанную на кровати экзотическую одежду, собираясь запихнуть все это великолепие в самый дальний ящик комода. Долгожданная поездка за границу, задуманная много месяцев назад, отменялась: турагентство обанкротилось. Как заметила ее подруга Линда, с которой они планировали вместе отдохнуть, операторы этого агентства старались снизить цены на путевки и не выдержали конкуренции. Предложение обратиться в другую фирму, которая выразила желание помочь обманутым в своих надеждах клиентам разорившегося турагентства, Линда отклонила сразу же. Она, казалось, была рада отвертеться под любым предлогом от поездки на Майорку, но Джулия ощущала ужасное разочарование. Перебирая сейчас яркие бикини, новые брюки и экстравагантные пляжные ансамбли, которые она в предвкушении отпуска покупала в течение нескольких месяцев, девушка чувствовала себя как невеста, отвергнутая в день свадьбы у самого алтаря.

Отпуск должен был начаться на следующей неделе, и в отделении хирургии, где Джулия работала секретарем в приемной, уже нашли замену на время ее отсутствия. Раньше она была медицинской сестрой, но вскоре поняла, что ухаживать за больными — непосильный труд для хрупкой девушки, и, когда после тяжелейшего гриппа отец посоветовал ей сменить эту слишком напряженную работу, она оставила ее без сожалений.

Джулия глубоко вздохнула и, собрав в кучу ворох яркой одежды, запихнула все это в комод. Девушка решительно задвинула ящик и подошла к окну. Глядя на тусклое весеннее солнце, она задумалась о том, чем занять те несколько недель отпуска, о которых она так долго мечтала. Джулия решила, что будет помогать Алисе, своей мачехе, по дому и проводить время с Джеки, сводным братом. Не очень увлекательная программа, но девушка не относилась к тем людям, которые тратят время впустую на жалобы. Закрыв ящик комода, она вместе с ненужной одеждой оставила там свои мечты и разочарования и была готова спасать ситуацию как только возможно.

Джулия решила, что будет гулять с Джеки по городу и они вместе посетят все знаменитые событиями прошлых лет места. Надо сводить его в зоопарк, в Тауэр и посетить Галерею шепота в соборе Святого Павла. Можно устроить экскурсию в Ричмонд-парк и покормить там ланей, а еще совершить небольшое путешествие вверх по реке на моторной лодке.

Вечера становились с каждым днем все светлее и длиннее, а школьные уроки у Джеки заканчивались рано, так что она вполне могла потратить на брата весь свой отпуск. А пока Джеки в школе, можно помочь Алисе с генеральной уборкой в доме.

Шум внизу означал, что отец вернулся с работы. Девушка слышала, как Джеки галопом проскакал по лестнице вниз к входной двери и весело поздоровался с отцом:

Джулия уже не в первый раз подумала, что ее брат — чудесный ребенок. Ей повезло со сводными родственниками: Алиса всегда уделяла ей столько внимания, сколько не могла бы уделить даже родная мать, а Джеки, при такой разнице в возрасте, был для девушки скорее любимым племянником, нежели братом, и поэтому Джулия часто баловала его и была к нему снисходительна.

Она подошла к туалетному столику и пробежала расческой по своим коротким волосам. У нее были прекрасные волосы — блестящие, шелковистые, цвета спелой пшеницы. Глядя на себя в зеркало, Джулия вдруг виновато вспомнила, что должна была помочь Алисе накрыть на стол. Теперь было уже поздно, но мачеха многое прощала ей и никогда не упрекала.

— Джулия! — раздался пронзительный голос Джеки. — Чай!

— Иду! — крикнула она и, выскочив из комнаты, быстро сбежала вниз по ступенькам.

В маленькой гостиной за столом уже сидел отец, и Джулия остановилась поцеловать его, прежде чем занять свое место. Джон Арчер все еще был красивым мужчиной. Шатен, в отличие от дочери, зато у обоих зеленые глаза. Какое-то время он служил в Военно-морских силах Великобритании, и в нем осталось что-то навевавшее мысли о морской романтике, хотя он давно работал в страховой компании. Джон задумчиво посмотрел на свою дочь. Джулия все больше становится похожей на свою мать: такие же стройные ноги, тонкая кость, кремовый оттенок кожи и красиво очерченные нежные черты лица. Сходство было поразительным и причиняло боль, воскрешая в памяти образ Жюльетты Боссэ, которая олицетворяла огромную любовь всей его жизни. Их роман был, как говорят французы, «une grande passion» — великой страстью, одновременно и благословенной и проклятой, и из пламени этой страсти появилась на свет хрупкая прелестная девушка, которая выглядела чужой в скромной домашней обстановке. Джон женился на Алисе, потому что был одинок и его маленькому ребенку нужна была мать. Алиса оказалась хорошей женой для него и подарила ему сына, но оба знали, что она никогда не сможет занять в его сердце место той погибшей девушки, которую он почти боготворил.

За столом Джулия весело обсуждала планы на отпуск, и Джон улыбался, любуясь ею и восхищаясь ее мужеством. Он прекрасно знал, как горько она была разочарована отменой путешествия на Майорку, но Джулия всегда была отважным ребенком, и теперь отец собирался предложить ей поездку, которая станет испытанием ее неустрашимости.

— Твой отпуск начнется на следующей неделе, так? — спросил он ее. — Сколько тебе дали? Две недели?

— С выходными получается почти три. — Лицо Джулии омрачилось — эти долгожданные недели должны были быть такими веселыми, что ей потребовалось бы дополнительное время. Но, отогнав мрачные мысли, она беспечно сказала: — Я придумала, что буду делать.

— Тебе надо бы сменить обстановку для разнообразия.

— Боюсь, что теперь уже слишком поздно что-то искать, да я и сама не хочу уезжать, особенно в это время года.

— То, что отменили твой тур, возможно, предопределено свыше, — медленно сказал отец, и Джулия удивленно посмотрела на него. — Кое-что произошло, и тебе не придется сидеть в Лондоне, хотя боюсь, что место, которое я хочу предложить тебе взамен, не такое оживленное, как Майорка, но, во всяком случае, твой отпуск не будет потрачен впустую.

Алиса с тревогой слушала их разговор. Джон уже обсудил с ней содержание этого неожиданного письма, и она, как ей показалось, убедительно высказалась против, но, видимо, это не произвело на него должного впечатления — он всегда втайне стремился наладить связи с семьей своей первой жены.

— Но ты же не хочешь на самом деле, чтобы она туда поехала? — настойчиво втолковывала ему Алиса. — Дед Джулии до сих пор и не вспоминал о ее существовании, а сейчас имеет наглость ожидать, что девочка с радостью помчится повидаться с ним после всех этих лет забвения! — Ее голос звенел от возмущения.

— Так надо, Алиса, — твердо ответил Джон. — Ее дед стар и болен, и я был бы рад уладить нашу с ним размолвку, пока еще не слишком поздно.

— Что все это означает? — спросила Джулия, глядя то на отца, то на мачеху и ощущая внезапно нахлынувшее на нее чувство обреченности. — Единственный дедушка, который у меня есть, — это твой отец, папа.

— Отец твоей мамы еще жив, — сказал Джон, — и он очень хочет тебя видеть.

Отец достал из кармана письмо, написанное на тонкой бумаге дрожащей, старческой рукой.

Джулия смотрела на отца выжидательно.

— Ты, конечно, знаешь, что Жиль Боссэ не простил твоей матери то, что она вышла за меня замуж, — начал Джон. — Даже когда Жюльетта умерла, он ни разу не ответил ни на мои письма, ни на телеграмму о ее смерти. Недавно умер и его сын, твой дядя Жан, погиб в автомобильной катастрофе. Так что ты теперь единственная родственница, которая у него осталась, он страстно хочет увидеть тебя и впервые просит о примирении.

— Мне совсем не хочется туда ехать, — поколебавшись, сказала Джулия. — Он ничего для меня не значит.

Джон спокойно смотрел на нее, и ей стало очевидно: отец надеется, что она примет приглашение. Раньше, когда Джулия была еще ребенком, она часто интересовалась своей французской родней и хранила в памяти неясные воспоминания о «maman». Она помнила только золотистые волосы и мягкий низкий голос, напевающий ей французские колыбельные песенки, бывшие в те дни для нее первым знакомством с языком матери, которым Джулия теперь прекрасно владела. Верная Алисе, так упорно пытавшейся заменить ей мать, она старалась не роптать. Но мачеха не сомневалась в том, что полностью заменить девочке «maman», которую та потеряла, она не сможет никогда, как бы к этому ни стремилась.

Элизабет Эштон

Только случайность спасла юную Полину Геральд от неминуемого столкновения с шикарным автомобилем, за рулем которого сидел элегантный незнакомец. Девушка и не подозревает, что владелец лимузина - изысканный Энтони Марш, - мужчина, от которого с этой минуты будут зависеть ее счастье и благополучие.

Брак красавицы англичанки Кэтрин Каррутерс, потерявшей родителей в пятилетнем возрасте, и наследника богатого и знатного рода Агвиларов Хосе - дело давно решенное. Вот только молодые люди об этом не знают. У Хосе есть возлюбленная, а Кэтрин неожиданно влюбляется в кузена Агвиларов Сезара Баренну.

Хелен Керью была по натуре женщиной сдержанной, и хотя она уже давно взяла себе за правило, находясь в хозяйском доме, держать свое мнение при себе, но условия завещания ее покойного работодателя поразили ее настолько, что она изменила этому золотому правилу. Да и к тому же все равно она здесь уже больше не работала.

Жизнь романтической скромницы Джулии Арчер круто меняется, когда дед-аристократ после долгих лет молчания внезапно приглашает ее во Францию, в родовое имение Боссэ. Там она знакомится с приемным сыном своего деда Арманом и парижскими кузенами - братом и сестрой Кордэ. Жиль Боссэ немощен и болен, но, пока земли поместья находятся в надежных руках цыгана-полукровки Армана, старик спокоен.

Поддавшись на уговоры отца, Джулия Арчер поехала во Францию, где стареющий аристократ, Жиль Боссэ, после долгих лет молчания внезапно вспомнил, что в Англии у него есть внучка, и пригласил девушку в родовое поместье. Старый дедушка, о котором заботился только приемный сын Арман, стал дорог Джулии. А еще дороже девушке цыганские глаза красавца Армана, которые снятся ей по ночам.

Юная Рене Торнтон не собиралась влюбляться.

Да и зачем ей это, если рядом с ней жених - добрый и надёжный Барри Холмс? Но Рене - фотомодель, а предложение поработать в Париже у известного кутюрье очень заманчиво. Несмотря на протесты Барри и собственные сомнения, девушка едет в столицу мировой моды.

Огонь любви разгорается в женском сердце порой в самый неподходящий момент, а объектом страсти становится самый, казалось бы, неподходящий представитель сильной половины человечества. Но сила чувств рушит все преграды на пути влюбленных и заставляет взглянуть на мир другими глазами.

Эштон Элизабет

Эштон элизабет опаленные крылья любовь в наследство

Все романы настоящего сборника современной английской писательницы Элизабет Эштон — «Темный ангел», «Парад павлинов» и «Альпийская рапсодия» — посвящены вечной и прекрасной теме любви. Успев испытать в своей жизни горечь разочарований, обворожительные героини этих произведений все-таки верят в свою счастливую звезду. И благосклонная судьба помогает каждой из них встретить свое счастье и, оставив прошлому его призраки, на крыльях любви устремиться в будущее.

Эштон элизабет опаленные крылья любовь в наследство

Все романы настоящего сборника современной английской писательницы Элизабет Эштон — «Темный ангел», «Парад павлинов» и «Альпийская рапсодия» — посвящены вечной и прекрасной теме любви.

Успев испытать в своей жизни горечь разочарований, обворожительные героини этих произведений все-таки верят в свою счастливую звезду. И благосклонная судьба помогает каждой из них встретить свое счастье и, оставив прошлому его призраки, на крыльях любви устремиться в будущее.

Эштон элизабет опаленные крылья любовь в наследство

Джулия Арчер печально перебирала разбросанную на кровати экзотическую одежду, собираясь запихнуть все это великолепие в самый дальний ящик комода. Долгожданная поездка за границу, задуманная много месяцев назад, отменялась: турагентство обанкротилось. Как заметила ее подруга Линда, с которой они планировали вместе отдохнуть, операторы этого агентства старались снизить цены на путевки и не выдержали конкуренции. Она еще добавила, что такой дешевый тур, вероятнее всего, вряд ли бы им понравился, поскольку то, что так красиво преподносится на словах и фотографиях, на деле оказывается совсем не таким привлекательным, и им крупно повезло избавиться от билетов по воле судьбы. Линда никогда и не стремилась провести свой отпуск на Майорке, но пылкое воображение Джулии, весьма удачно простимулированное красочными рекламными проспектами, подвигло ее на это путешествие. Предложение обратиться в другую фирму, которая выразила желани


Поздние летние сумерки сгущались в ночь, когда Полина Геральд вела своего коня по аллее, которая с одной стороны переходила в низкий берег, а с другой ограничивалась изгородью. В свежем воздухе плыл аромат жимолости. В темноте были видны только светлая блузка девушки и ее бледное лицо, конь двигался рядом с ней черной тенью. Пегасу удалось выскочить из загона, и Полина была рада, что сумела вернуть его прежде, чем он покалечился или вторгся в чужие владения. Однако кроме этого, радоваться ей было особенно нечему, и как только мысли девушки вернулись к ее бедам, на глаза ее тут же навернулись слезы. Этот переход от дня к ночи всегда казался ей исполненным печали, а сейчас напомнил, что скоро благородное животное, которое она ведет в поводу и которое так сильно любит, будет отнято у нее, и роковой час неумолимо приближается.

Полина не часто могла позволить себе полностью предаться своему горю в семейном кругу ей

Эштон элизабет опаленные крылья любовь в наследство

Успев испытать в своей жизни горечь разочарований, обворожительные героини этих произведений все-таки верят в свою счастливую звезду. И благосклонная судьба помогает каждой из них встретить свое счастье и, оставив прошлому его призраки, на крыльях любви устремиться в будущее.

Эштон элизабет опаленные крылья любовь в наследство

Серия: Цветы любви

Жизнь романтической скромницы Джулии Арчер круто меняется, когда дед-аристократ после долгих лет молчания внезапно приглашает ее во Францию, в родовое имение Боссэ. Там она знакомится с приемным сыном своего деда Арманом и парижскими кузенами — братом и сестрой Кордэ. Жиль Боссэ немощен и болен, но, пока земли поместья находятся в надежных руках цыгана-полукровки Армана, старик спокоен. Кордэ мечтают прибрать к рукам прибыльные угодья, но им мешают привязанность старика к внучке и страстное чувство, вспыхнувшее между цыганом и Джулией…

Эштон элизабет опаленные крылья любовь в наследство

Брак красавицы англичанки Кэтрин Каррутерс, потерявшей родителей в пятилетнем возрасте, и наследника богатого и знатного рода Агвиларов Хосе – дело давно решенное. Вот только молодые люди об этом не знают. У Хосе есть возлюбленная, а Кэтрин неожиданно влюбляется в кузена Агвиларов Сезара Баренну

Эштон элизабет опаленные крылья любовь в наследство

Юная Рене Торнтон не собиралась влюбляться. Да и зачем ей это, если рядом с ней жених — добрый и надёжный Барри Холмс? Но Рене — фотомодель, а предложение поработать в Париже у известного кутюрье очень заманчиво. Несмотря на протесты Барри и собственные сомнения, девушка едет в столицу мировой моды. И страсть к красавцу модельеру захватывает её с головой, хотя рассудок предупреждает, что влюбляться в такого мужчину очень опасно.

Эштон элизабет опаленные крылья любовь в наследство

Огонь любви разгорается в женском сердце порой в самый неподходящий момент, а объектом страсти становится самый, казалось бы, неподходящий представитель сильной половины человечества. Но сила чувств рушит все преграды на пути влюбленных и заставляет взглянуть на мир другими глазами.

Эштон элизабет опаленные крылья любовь в наследство

- Какая чушь! В жизни не слышала ничего более абсурдного!

Хелен Керью была по натуре женщиной сдержанной, и хотя она уже давно взяла себе за правило, находясь в хозяйском доме, держать свое мнение при себе, но условия завещания ее покойного работодателя поразили ее настолько, что она изменила этому золотому правилу. Да и к тому же все равно она здесь уже больше не работала.

Адвокат, сухопарый, подтянутый старик по имени Альберт Престон, бросил в ее сторону недовольный взгляд, а затем снял очки и принялся старательно протирать стекла.

- Вне всякого сомнения, мой покойный клиент искренне верил, что так будет лучше для девочки, - мягко проговорил он, - но его взгляды на жизнь безнадежно устарели так что вам не стоит переживать, не думаю, что кто-либо вправе обязать любую из заинтересованных сторон выполнять подобное условие.

Снова водрузив на нос очки, он взглянул н

2017 readli.net

Опаленные крылья

— Ты, конечно, знаешь, что Жиль Боссэ не простил твоей матери то, что она вышла за меня замуж, — начал Джон. — Даже когда Жюльетта умерла, — судорога пробежала по его лицу, — он ни разу не ответил ни на мои письма, ни на телеграмму о ее смерти. Недавно умер и его сын, твой дядя Жан, погиб в автомобильной катастрофе. Так что ты теперь единственная родственница, которая у него осталась, он страстно хочет увидеть тебя и впервые просит о примирении.

— Мне совсем не хочется туда ехать, — поколебавшись, сказала Джулия. — Он ничего для меня не значит.

Джон спокойно смотрел на нее, и ей стало очевидно: отец надеется, что она примет приглашение. Раньше, когда Джулия была еще ребенком, она часто интересовалась своей французской родней и хранила в памяти неясные воспоминания о «maman», такой красивой и совсем не похожей на обыкновенную Алису. Она помнила только золотистые волосы и мягкий низкий голос, напевающий ей французские колыбельные песенки «Au clair de la lune» и «Sur le pont d'Avignon» [1]. бывшие в те дни для нее первым знакомством с языком матери, которым Джулия теперь прекрасно владела. Верная Алисе, так упорно пытавшейся заменить ей мать, она старалась не роптать. Но мачеха не сомневалась в том, что полностью заменить девочке «maman», которую та потеряла, она не сможет никогда, как бы к этому ни стремилась.

Прошли годы, круговорот жизни поглотил девушку, и она совсем забыла о своих французских родственниках, и, хотя имя ей дали в честь матери, она всегда называла себя и заставляла других звать ее Джулией. Теперь совершенно неожиданно Жиль Боссэ пригласил ее к себе, но у девушки не было никакого желания выполнить его просьбу.

— Несправедливо испытывать к нему недобрые чувства, — сказал Джон. — Твоя мать всегда надеялась и молилась, чтобы ее отец однажды смягчился. Она была уверена, что он одинок, несмотря на то что у него был Жан. Ее собственная мать умерла, когда она сама была еще младенцем, теперь не стало и Жана. Твой дед — упрямый, деспотичный старик, но он потерял всю свою семью и очень болен. — Отец вновь обратился к письму. — Он пишет, что прикован к инвалидному креслу, поэтому сам не может приехать повидать нас. Он предлагает оплатить стоимость билетов, моя дорогая, и, поскольку тебе нечем занять свой отпуск, ты вполне могла бы воспользоваться случаем познакомиться с новой страной. Мне хочется, чтобы ты поехала.

— Но я не смогу простить ему такое отношение к тебе! — Джулия преданно посмотрела на отца. — Он даже не пытался встретиться с тобой и узнать, какой ты замечательный человек.

Джон улыбнулся, довольный, потом тяжело вздохнул:

— Он считал, что младший офицер — недостаточно хорошая партия для его дочери. Во Франции старинные фамилии рассчитывают более удачно устроить браки своих детей, и у него были грандиозные планы в отношении Жюльетты. Ее побег со мной больно ударил по его тщеславию и высокомерию, но прошло уже так много лет, что, мне кажется, мы вполне можем принять протянутую нам «оливковую ветвь».

Мысли Джона унеслись назад, в прошлое, к веселой юной девушке, которую он встретил во Франции, когда его корабль стоял там в порту Тулона. Это была любовь с первого взгляда, и хотя Жиль Боссэ был непреклонен, но Жюльетта все же обвенчалась с Джоном на военно-морской базе в Гибралтаре, где и родилась Джулия. Четыре года спустя они вернулись в Англию, и Жюльетта, никогда не отличавшаяся крепким здоровьем, умерла от тяжелейшего гриппа, а сердце Джона навсегда было разбито.

Алиса, давно тайно и преданно влюбленная в него, стала его опорой и якорем спасения, ненавязчиво проявляя сострадание и по-матерински заботясь о его маленькой дочурке, пока он последний год служил на одной из военно-морских баз на Дальнем Востоке. Потом он оставил службу на флоте и женился на Алисе.

— Расскажи мне о доме maman, — попросила Джулия, подсознательно воспользовавшись французским словом, чтобы отделить Жюльетту от Алисы. — Ты когда-нибудь видел его? Где он? Где-то на окраинах Франции? — Ее интерес разгорелся, и она вдруг страстно захотела увидеть то место, где ее мать провела свои девичьи годы.

— Я был там лишь однажды, — ответил отец. — Жан, с которым я познакомился в Тулоне, возил меня туда. Тогда-то я впервые увидел твою мать.

Джон сообщил ей, что поместье Боссэ находится на юге Франции. Это одно из тридцати, или немногим более, ранчо, все еще существующих в Камарге. Их потомственные владельцы входят в избранный круг аристократов и открыто презирают обступающие их со всех сторон новые застройки. Разводят на ранчо, для престижа и удовольствия, черных быков и белых лошадей, а пастухи — хранители обычаев, как их называют, «gardiens», с древних времен были элитой Братства святого Георгия.

Отец никогда так подробно и много не говорил ей об этом. После смерти Жюльетты он избегал подобных тем, а когда Джулия стала достаточно взрослой, чтобы самой задавать вопросы, она уже утратила интерес к родным своей матери. И никаких разговоров о Мас-Боссэ [2] не возникало. Теперь же, когда Джулия была на пороге своего двадцатилетия, это место стало для нее вдруг реальным, и она даже ощутила неясную тоску, нет, не по незнакомым родственникам, а по дому и поместью, которое ей вскоре предстояло посетить. Она решила поехать — такую благоприятную возможность не стоило упускать даже в том случае, если в конце путешествия ее ожидает встреча с грозным пожилым джентльменом. Но если дед стар, болен и одинок, он не должен быть таким уж страшным.

Неделя пролетела незаметно. Джон заказал билет на самолет в салон первого класса, паспорт у Джулии уже был, а одежда, которую она купила для Майорки, вполне могла пригодиться на юге Франции. Хотя вряд ли, думала она, ей представится удобный случай демонстрировать свои экзотические пляжные ансамбли на ферме, чем, по сути, и являлся Мас в Камарге. Джулия узнала, что там совсем недалеко есть море, а в окрестностях Монпелье находится целый ряд благоустроенных пляжей. Она подумала, что у нее будет возможность посетить их, но когда отец настоял на включении в ее багаж резиновых сапог, теплых свитеров и средств, отпугивающих москитов, все это произвело на нее тягостное впечатление, и девушка засомневалась в правильности принятого решения.

Дед телеграфировал, что Джулию в аэропорту Мариньяна будет встречать некий господин Кордэ, которого она узнает по красной гвоздике в петлице. Это показалось ей довольно сомнительным способом опознания, и оставалось только надеяться, что там не окажется других джентльменов, украшенных подобным же образом, Месье Кордэ заинтересовал ее. Если он достаточно респектабелен и живет в Мас, то вполне может оживить пасторальную жизнь на этом ранчо.

В поездку Джулия надела бежевый брючный костюм, туфли на удобном квадратном каблуке и повязала вокруг шеи золотисто-голубой шарф. Девушка выглядела хрупкой и очень привлекательной, и, когда она прощально махала рукой отцу, прежде чем выйти на летное поле, Джон смотрел на нее со смешанным чувством гордости и тоски — она была такой прелестной и до боли напоминала утраченную им Жюльетту.

Джулия была права насчет красной гвоздики в петлице — похоже, все мужское население Прованса испытывало тягу к такого рода украшениям, и ее пристальный взгляд вызывал лишь удивление, а вопрос: «Pardon, monsieur, est-ce que vous ^etes appel'e monsieur Cordet?» [3] — провоцировал попытки случайного знакомства. Она даже не знала, был ли этот месье Кордэ молодым или старым, и начала уже злиться и на деда, и на этого господина, поставивших ее в такое глупое положение. Господин явно опаздывал, и Джулия, отчаявшись найти его, печально опустилась на скамейку рядом со своим багажом, уныло размышляя, что она будет делать, если месье Кордэ вообще не появится.

В это время молодой мужчина медленно направился в ее сторону, пристально разглядывая ее карими глазами из-под шляпы с большими полями. Он был одет в вельветовый костюм и ярко-голубую рубашку, большой черный бант, повязанный на шее, выдавал художника. Мужчина был явно смущен. Джулия холодно посмотрела на него, подозревая, что это просто очередная попытка завязать знакомство, но тут заметила у него в петлице две красные гвоздики. Он подошел к ней, театральным жестом сдернул свою шляпу и произнес на прекрасном английском:

— Мисс Арчер, не так ли?

Джулия вздохнула с облегчением, но удивилась, как он смог ее узнать.

— А вы — мистер Кордэ?

— Lui-m^eme [4]. Это ваш багаж? Простите за опоздание, я перепутал время вашего прибытия. Мы, художники, как вы, вероятно, знаете, довольно небрежные люди. — Он не стал вдаваться в рассуждения о своей профессии, которую, несомненно, считал романтичной, и сразу же подхватил чемоданы Джулии в обе руки. — Будьте добры следовать за мной к машине… Только осторожно, не потеряйте меня в толпе.

«Для этого придется постараться», — подумала она, проталкиваясь вслед за ним на улицу к солнцу и свежему воздуху сквозь тараторившую и спешащую куда-то толпу.

Машина, к которой он подвел ее, оказалась новым легковым автомобилем с кузовом «универсал», сверкающим хромом и яркой краской. Месье Кордэ опустил чемоданы на землю и любовно погладил капот.

— Правда, красивая? И совершенно новая. Старая была вдребезги разбита в аварии, которая, увы, так потрясла моего дядюшку. Мне не часто позволяют ею пользоваться. Дядя мне не совсем доверяет.

— Ваш дядя — месье Боссэ? — Джулия удивленно подняла брови.

— Он не упоминал о нашем родстве? — Кордэ усмехнулся, сверкнув ослепительно белыми зубами. — Боюсь, дядя Жиль не очень мной гордится. Я и моя сестра Дениза — ваши кузены. Мы каждое лето гостим в Mac, а наш замечательный дядюшка Жиль терпит нас, пока мы держимся от него подальше.

Книга Опаленные крылья, страница 1. Автор книги Элизабет Эштон

Эштон элизабет опаленные крылья любовь в наследство

Джулия Арчер печально перебирала разбросанную на кровати экзотическую одежду, собираясь запихнуть все это великолепие в самый дальний ящик комода. Долгожданная поездка за границу, задуманная много месяцев назад, отменялась: турагентство обанкротилось. Как заметила ее подруга Линда, с которой они планировали вместе отдохнуть, операторы этого агентства старались снизить цены на путевки и не выдержали конкуренции. Она еще добавила, что такой дешевый тур, вероятнее всего, вряд ли бы им понравился, поскольку то, что так красиво преподносится на словах и фотографиях, на деле оказывается совсем не таким привлекательным, и им крупно повезло избавиться от билетов по воле судьбы. Линда никогда и не стремилась провести свой отпуск на Майорке, но пылкое воображение Джулии, весьма удачно простимулированное красочными рекламными проспектами, подвигло ее на это путешествие. Предложение обратиться в другую фирму, которая выразила желание помочь обманутым в своих надеждах клиентам разорившегося турагентства, Линда отклонила сразу же. Она, казалось, была рада отвертеться под любым предлогом от поездки на Майорку, но Джулия ощущала ужасное разочарование. Перебирая сейчас яркие бикини, новые брюки и экстравагантные пляжные ансамбли, которые она в предвкушении отпуска покупала в течение нескольких месяцев, девушка чувствовала себя как невеста, отвергнутая в день свадьбы у самого алтаря.

Отпуск должен был начаться на следующей неделе, и в отделении хирургии, где Джулия работала секретарем в приемной, уже нашли замену на время ее отсутствия. Раньше она была медицинской сестрой, но вскоре поняла, что ухаживать за больными — непосильный труд для хрупкой девушки, и, когда после тяжелейшего гриппа отец посоветовал ей сменить эту слишком напряженную работу, она оставила ее без сожалений.

Джулия глубоко вздохнула и, собрав в кучу ворох яркой одежды, запихнула все это в ящик комода. Легкие брючные костюмы и платья, может быть, еще пригодятся летом, а вот пляжная экипировка вскоре выйдет из моды, и ее надо будет выбросить. Девушка решительно задвинула ящик и подошла к окну. Глядя на тусклое весеннее солнце, она задумалась о том, чем занять те несколько недель отпуска, о которых она так долго мечтала. Они с Линдой заказали тур заранее, потому что так было дешевле. В это время года в Англии всегда прохладно — собственно, здесь вообще никогда не бывает жарко, — а теперь уже нет времени, чтобы найти подходящий вариант. Джулия решила, что будет помогать Алисе, своей мачехе, по дому и проводить время с Джеки, сводным братом. Не очень увлекательная программа, но девушка не относилась к тем людям, которые тратят время впустую на жалобы. Закрыв ящик комода, она вместе с ненужной одеждой оставила там свои мечты и разочарования и была готова спасать ситуацию как только возможно.

Джулия решила, что будет гулять с Джеки по городу и они вместе посетят все знаменитые событиями прошлых лет места. Он ничего еще не видел, а его мать питала отвращение к осмотру достопримечательностей. Надо сводить его в зоопарк, в Тауэр и посетить Галерею шепота в соборе Святого Павла. Можно устроить экскурсию в Ричмонд-парк и покормить там ланей, а еще совершить небольшое путешествие вверх по реке на моторной лодке. Вечера становились с каждым днем все светлее и длиннее, а школьные уроки у Джеки заканчивались рано, так что она вполне могла потратить на брата весь свой отпуск. А пока Джеки в школе, можно помочь Алисе с генеральной уборкой в доме.

Шум внизу означал, что отец вернулся с работы. Он всегда приходил домой позже, чем Джулия. Девушка слышала, как Джеки галопом проскакал по лестнице вниз к входной двери и весело поздоровался с отцом:

Джулия уже не в первый раз подумала, что ее брат — чудесный ребенок. Ей повезло со сводными родственниками: Алиса всегда уделяла ей столько внимания, сколько не могла бы уделить даже родная мать, а Джеки, при такой разнице в возрасте, был для девушки скорее любимым племянником, нежели братом, и поэтому Джулия часто баловала его и была к нему снисходительна.

Она подошла к туалетному столику и пробежала расческой по своим коротким волосам. У нее были прекрасные волосы — блестящие, шелковистые, цвета спелой пшеницы. Глядя на себя в зеркало, Джулия вдруг виновато вспомнила, что должна была помочь Алисе накрыть на стол. Теперь было уже поздно, но мачеха многое прощала ей и никогда не упрекала.

— Джулия! — раздался пронзительный голос Джеки. — Чай!

— Иду! — крикнула она и, выскочив из комнаты, быстро сбежала вниз по ступенькам.

В маленькой гостиной за столом уже сидел отец, и Джулия остановилась поцеловать его, прежде чем занять свое место. Джон Арчер все еще был красивым мужчиной. Шатен, в отличие от дочери, зато у обоих зеленые глаза. Какое-то время он служил в Военно-морских силах Великобритании, и в нем осталось что-то навевавшее мысли о морской романтике, хотя он давно работал в страховой компании. Джон задумчиво посмотрел на свою дочь, так долго бывшую его единственным ребенком — Джеки появился лишь много лет спустя, когда Алиса совсем уже потеряла надежду иметь детей. Джон думал о том, что Джулия все больше становится похожей на свою мать: такие же стройные ноги, тонкая кость, кремовый оттенок кожи и красиво очерченные нежные черты лица. Сходство было поразительным и причиняло боль, воскрешая в памяти образ Жюльетты Боссэ, которая олицетворяла огромную любовь всей его жизни. Их роман был, как говорят французы, «une grande passion» — великой страстью, одновременно и благословенной и проклятой, и из пламени этой страсти появилась на свет хрупкая прелестная девушка, которая выглядела чужой в скромной домашней обстановке. Джон женился на Алисе, потому что был одинок и его маленькому ребенку нужна была мать. Алиса оказалась хорошей женой для него и подарила ему сына, но оба знали, что она никогда не сможет занять в его сердце место той погибшей девушки, которую он почти боготворил.

За столом Джулия весело обсуждала планы на отпуск, и Джон улыбался, любуясь ею и восхищаясь ее мужеством. Он прекрасно знал, как горько она была разочарована отменой путешествия на Майорку, но Джулия всегда была отважным ребенком, и теперь отец собирался предложить ей поездку, которая станет испытанием ее неустрашимости.

— Твой отпуск начнется на следующей неделе, так? — спросил он ее. — Сколько тебе дали? Две недели?

— С выходными получается почти три. — Лицо Джулии омрачилось — эти долгожданные недели должны были быть такими веселыми, что ей потребовалось бы дополнительное время. Но, отогнав мрачные мысли, она беспечно сказала: — Я придумала, что буду делать.

— Тебе надо бы сменить обстановку для разнообразия.

— Боюсь, что теперь уже слишком поздно что-то искать, да я и сама не хочу уезжать, особенно в это время года.

— То, что отменили твой тур, возможно, предопределено свыше, — медленно сказал отец, и Джулия удивленно посмотрела на него. — Кое-что произошло, и тебе не придется сидеть в Лондоне, хотя боюсь, что место, которое я хочу предложить тебе взамен, не такое оживленное, как Майорка, но, во всяком случае, твой отпуск не будет потрачен впустую.

Источники:
www.litmir.me, profilib.com, readli.net, detectivebooks.ru, loveread.me

Следующие





Комментариев пока нет!

Поделитесь своим мнением

Сумма цифр: код подтверждения


Вас может заинтересовать

Популярное